Святые драконы и Золотое озеро или Четвертое приключение капитана Калашникова,которое является продолжением его второго и третьего приключения

Святые драконы

Первое, что я увидел в новом для меня мире, это было золотое небо, которое освещало всё вокруг как одно большое, но не очень яркое, солнце. Потом я увидел четырех встречающихся. Все они были на одно лицо – зеленое и вытянутое вперед. Про себя я их назвал прямоходящими крокодилами. И, как потом выяснилось, я не очень ошибся. Не только лица, но и одежда у них была одинаковой – они были в свободных одеждах золотого цвета. И говорили разом. Тот, что стоял крайним слева, сразу спросил:

— Вы – тот самый Виктор Калашников?

Его сосед справа в то же время заявил:

— Мы за вами послали охранника.

Тот, что был правее, поприветствовал меня:

— Добро пожаловать в град Сомнение!

Четвертый пробурчал что-то невнятное.

Поскольку все они говорили одновременно, я ничего не понял и попросил их говорить по очереди.

Теперь начал тот, кто стоял справа. Он сказал:

— Вы тот самый Калашников?

Его сосед слева, подождал минуту и только тогда сказал:

— Мы за вами послали охранника.

Второй в центре сказал:

— Добро пожаловать в град Сомнение!

И только тот, что стоял слева пробормотал что-то невнятное.

Я понял, что так у нас разговор не пойдет и приказал из назначить себе номера. Я буду вызывать их по номерам и каждый скажет то, что хочет.

— Первый! – закричал тот, что слева.

— Первый, — повторил его сосед.

— Первый, — сказал третий.

— Ну, первый, что ли, — пробубнил четвертый.

— Хорошо,- сказал я, хотя уже начинал приходить в отчаяние. – Первый первый, отвечайте, что у вас случилось?

И тут они так закричали, завизжали, запищали и даже ногами громко затопали, что я не смог различить ни единого слова.

— Раз так, то я сейчас возвращаюсь домой. Вот только представлю мой кабинет и я уже там!

— Нет, нельзя, — покачал головой левый. – Вы, Виктор Калашников, должны спасти нас. И трое других согласно кивнули.

— Кого я должен победить? – продолжал я задавать вопросы.

— Восставших грязных,- ответил правый и трое его друзей прокашлялись.

— Я их должен зарубить, расстрелять или просто прогнать прочь? – уточнил я.

Они закричали от ужаса, упали на золотистого цвета траву и покатились по ней так, будто у них заболели животы.

Покатавшись вдоволь, они встали, отряхнули свои золотые одежды. И только потом сказали:

— В нашем мире не может быть никакого насилия.

— Здесь никого нельзя зарубить, расстрелять или даже прогнать прочь.

— Нужно просто побеседовать с грязными.

— Я что, должен уговорить их помыться? – спросил я.

И вновь они ответили мне по очереди.

Первый-первый сказал: – Они грязные не телом, а своими делами. Они лгали, крали, обижали хороших людей. И хороших нелюдей тоже.

Потом стал объяснять первый-второй: — Они завидовали нам, обитателям страны блаженства. И захотели нас отправить в свой отвратительный мир, а самим поселиться здесь, у нас!

Первый-третий добавил: — И, хотя это совершенно невозможно, они уже здесь, в пограничном граде Сомнение. Вы должны им объяснить, что они неправы и им суждено жить в грязи, а нам в золотистом свете, тепле и уюте. Таков нерушимый порядок.

— А кто они такие, эти грязнули? – уточнил я.

— Обитатели из разных миров, — ответил мне первый-четвертый. – Чаще всего это люди. Такие же, как вы, Виктор Калашников. Потому мы вас и позвали. Они вас послушают.

— Они – люди, и я – человек, а вы – кто такие?

Вновь они закричали все разом, но поскольку они кричали одно и то же, я понял их слова:

— Мы – священные драконы!

— И вы хотите, чтобы я выступил против людей и на стороне драконов?

— Мы вам хорошо заплатим, — пообещал Первый-первый.

— Когда-нибудь вы навсегда переселитесь в град Сомнение. А это большая часть, – пояснил Первый-второй.

— Кроме того, вы обязаны защищать обиженных, а нас обижают, — надул губы Первый-третий.

— Бу, — сказал Первый-четвертый.

— Для того, чтобы мне принять окончательное решение и найти веские доводы для разговора с грязными, мне нужна дополнительная информация. Я хочу пройтись по улицам этого града, поговорить с его жителями, а уж потом встречусь с восставшими.

Первый-первый сказал: — Надо подумать, и посмотрел внимательно в глаза Первому-второму.

Первый — второй согласно кивнул и сказал: — Подумать надо. Потом он пристально посмотрел на Первого-третьего. Тот подумал молча. Потом еще подумал немного. И еще чуть-чуть. А, когда думать уже было не о чем, сказал: — Пусть идет и разнюхивает.

И первый-четвертый притопнул ногой: — Пусть!

Золотое озеро

Священные драконы расступились, два слева, два справа, и я прошел между ними. Впереди я увидел золотое озеро. Оно лежало среди золотых берегов как большая капля золотой ртути. На поверхности золотого озера были видны какие-то растения. Издалека не видно было, какие имена. И чтобы лучше их рассмотреть, я решил подойти к озеру ближе.

Через несколько десятков шагов я уже смог рассмотреть, что растения на поверхности золотого озера – это большие бутоны какого-то цветка, может быть водяной лилии.

  • Это лотосы, — ответил на мои мысли человек, который сидел на берегу.
  • Меня зовут Виктор Калашников, — представился.
  • Джо. Просто Джо, — назвал он своё имя.
  • Он был в старой-престарой ковбойской широкополой шляпе, в рваных джинсах, в клетчатой рубахе – «ковбойке». Словом, ковбой ковбоем. Узкое лицо шириной с мою ладонь, пронзительно синие глаза. В левой руке у него было несколько золотых галек. Он брал правой рукой из левой очередной камешек и запускал им в тот или иной бутон лотоса. Тот, вздрогнув от точного попадания, начал было приоткрываться, плотно сжимал лепестки.
  • Ты, я вижу, человек, — начал беседу Джо.
  • Как и ты, — в тон ему ответил я.
  • Чтоб ты знал, люди здесь – большая редкость. Мы ведь все родились из чрева…
  • Какого еще чрева? – не понял я.
  • Ну, от мамки своей, — пояснил Джо.
  • Факт, — подтвердил я, — а как же еще?
  • Тьфу, ты, — сплюнул он. – Темный ты парень. Чтоб ты знал, живые существа могут рождаться… да как угодно они могут рождаться! Могут взяться от сырости. Могут быть навеяны музыкой. Или их принесет ветер. Могут откопаться и вылезть из-под земли.
  • Да что ты мне тут заливаешь, — возмутился я. – Все появляются на свет одинаково! Все рождены матерью.
  • Даже тебе должно быть известно, что кто-то рождается из яиц. Или из икринок, что одно и то же.
  • Но это ведь не люди!
  • А я и не говорил о людях. Ты святых драконов видел? – спросил Джо.
  • Четырех. И все они на одно лицо. Это они – из яиц?
  • Они,вернее,он создан магией.
  • Так они или он? – не понял я.
  • Эти говорили все разом? А потом по очереди? Не могли сосчитать,сколько их всего?
  • Ну,да,а что?
  • А то,что это один четырехголовый дракон. Тебе только казалось,что это четыре разных существа.
  • Вот те раз! – воскликнул он.
  • А вот тебе – два, — ответил ковбой и метким броском камешка заставил съежиться начавший было распускаться бутон лотоса. Потом он объяснил мне. – А вон те,что в лотосах – это все равно что овощи. Они из лотоса рождаются и так на нем вс. Жизнь и сидят,не трогаясь с места.
  • Ну,как это?Надо же иногда отойти по нужде. И есть,пить тоже надо,а то так и помереть недолго.
  • Им и – помереть? Ну, ты, парень, и даешь! Они ж бессмертные, все равно что боги. Энергией живут, энергию и это самое…ну, выдыхают, что ли.
  • Вдруг он сменил тему разговора:
  • А давай мы слиняем отсюда?
  • Ты больше не будешь бросать в них камни? – кивнул я в сторону начавших приоткрываться лотосов. И уже чьи-то любопытные глаза и носы выглядывали оттуда.
  • Выз врап из ап, — ответил он на своем родном языке. И только сейчас до меня дошло,что до сих пор мы свободно общались.не испытывая никаких языковых трудностей. Из глубин подносознания всплыла подсказка в виде словечка «интерлингва».То есть,мы,сами того не осознавая,обшались на общепринятом языке и только когда Джо употребил идиоматическое выражение,возник языковой барьер. Увидев замешательство на моем лице,он задумался6
  • Как это будет по-вашему?
  • Успеется? – подсказал я.
  • Йес! Одно слово – и всё сказано!
  • Потом он раскрыл прявую ладонь и сказал:
  • Вот мой Смит.
  • Я тупо смотрел на его пятерню и не мог там углядеть никакого «смита». А он показал на мою правую руку и продолжил:
  • А вот твой Вессон.
  • Теперь я тупо посмотрел на собственную ладонь, не понимая причем тут какой-то «вессон».
  • Он взял мою правую руку в свою,пожал ее по-дружески и резюмировал:
  • А вместе будет «Смит энд Вессон».
  • И как только он произнес название этой оружейной фирмы,известной своими пистолетами,мы перенеслись в какой-то шумный кабак или,по-ковбойски, салун.
  • Это мой друг Вик Калаш, — прокричал для всех Джо.
  • Мои имя и фамилия, отчего-то, оказались всем известны. По салуну прокатился, как порыв ветра в камышах, шорох: «Ого, сам Калаш!» «Ну, и дружка себе подцепил наш Джо!» «От такого Калаша лучше держаться подальше».
  • И пока посетители салуна перешептывались, Джо пояснил мне:
  • Мы все знаем, кто ты и зачем тебя сюда вызвали.
  • И зачем же?
  • Чтобы нас отсюда вытурить, — ответил он. – Мы же все – грешные люди, или на их языке – грязные. Да многих из нас так и зовут. Вот тот – грязный Сэм. Эй, Сэм, привет!
  • Через несколько столов от нас сидел какой-то неопрятный толстяк. Он растянул рот в беззубой улыбке, и махнул рукой в ответ на приветствие Джо.
  • Есть тут Грязная Малышка Сью. Сейчас я что-то ее не вижу, но попозже она сюда обязательно заявится. Это точно. Куда ж ей еще податься. Понимаешь, Вик, мы все не ангелы. Нам навечно определена именно такая жизнь. И нам не суждено из нее вырваться. Мы должны грешить и умирать в грехе, чтобы родиться в своем грязном мире заново. А они – те овощи на цветках лотоса, всегда будут балдеть в своем раю. И скажи мне по чести, разве это справедливо, когда одним всё, а другим ничего?
  • Но разве никто из вас не может начать праведную жизнь и вырваться из этого порочного круга? – спросил я в ответ.
  • Э,нет. Этот мир устроен так, что ты, живя здесь. не можешь не воровать, ты должен унижаться и унижаться. Разве что можешь сдержаться и не пришить своего врага, но это еще как карта ляжет. Иногда ты, просто как честный человек, обязан убить какого-нибудь гада и мерзавца.
  • Да за что же?
  • Да за что угодно! Он наставил на тебя свой кольт, чтобы забрать у тебя последний медяк. Хочет изнасиловать твою подругу, а ты, Вик, что, будешь смотреть на это?
  • Ну, может, можно как-то договориться? – я все еще пытался найти выход из ситуации.
  • Ты сам веришь в это? – криво ухмыльнулся Джо. – Может, это еще возможно в вашем мире, а в нашем, нет. Пока ты будешь с ним договариваться, он тебя шлепнет. И будет прав. И вот ,что я тебе скажу, Вик. Тебе не нужно будет изгонять нас из этого «благословенного» мира лотосорожденных. Мы уйдет отсюда сами. Без пыли и шума.
  • Это почему так? – не поверил я его словам.
  • Эти святоши думают, что мы хотим отнять у них этот золотой мир, а их пинком под зад отправить в тот мир, из которого мы с таким трудом вырвались. Этого не будет, и знаешь, почему?
  • Не знаю. Почему? – спросил я.
  • Нам здесь страшно скучно. Мы не хотим рождаться из лотоса, как какая-нибудь Дюймовочка. Мы уверены, что у каждого честного человека должна быть родная мать. О, а вот и наша Грязнулька Сью!
  • К нашему столу подошла очень красивая девушка.Мило улыбнулась и спросила:
  • Что будете пить, джентельмены?
  • Меня ты могла быть и не спрашивать. Я как всегда ,а моему другу Вику – водки?
  • Я поколебался пару минут, потом согласился, кивнув.
  • Хорошо, Джо, ты убедил меня. Я скажу своим нанимателям, что отказываюсь от этого дела.
  • О, нет, Вик, нет! – вскричал он. – Скажи, что ты сделал, как они хотели. Убедил нас убраться прочь. Хотя…что они тебе обещали в награду за это дело?
  • Тут пришла Сью и поставила перед нами выпивку – виски для Джо, и на дне стакана водки, для меня.
  • Они обещали в положенное время дать мне место в городе Сомнение.
  • То есть, ты родишься в лотосе, как те овощи, в которых я кидал камушки? Что ж, в таком случае, скажи, что провалил дело, — посоветовал мне ковбой.
  • Они и так все поймут. А теперь дай мне пять, — сказал я.
  • Баксов? – не понял он.
  • Я кивком указал на его руку. Он, не понимая, протянул мне ладонь, ожидая, что же будет дальше. Я пожал его протянутую руку и сказал:
  • Вот мои пять. Всего будет десять!
  • Как только я произнес последнее слова, так и оказался в своем кабинете. Прямо передо мной стоял Жора Стечкин. Увидев моё измученное лицо,спросил:
  • Цейлонский или китайский, с сахаром или без?
  • Краснодарский покрепче, и без сахара, — ответил я, опускаясь в кресло.
  • Он ,видимо.ожидал именно такого ответа, потому, что принес чай, практически, мгновенно. Подождал, пока я осушил стакан залпом, и только потом сказал:
  • Я знаю, что вы пишите воспоминания…
  • Ты что, читал мои записки?! – возмутился я.
  • — Нет, конечно. Но я видел, как вы пишите. И слышал то,что вы произносите вслух. Сложить два и два не составило труда. Но не рассказать ли вам будущим поколениям, как и почему вас стали называть капитаном?
  • Может быть, я так и поступлю. Но в следующий раз. А сейчас я, извини, вздремну часок-другой.
  • Вот так закончилось одно из моих первых приключений, за которым последовали многие другие.

Добавить комментарий