Бо­же­ст­вен­ные де­ре­вья

По выше названной причине не украшаю публикации картинками. Даю только текст.

Бо­же­ст­вен­ные де­ре­вья

Кто же этот Бог, ко­то­рый вы­ше всех? А тут и га­дать не­че­го. На­ши де­ды-пра­де­ды так и на­зы­ва­ли его – Выш­ний. По­то­му, что он был вы­ше всех и вы­ше все­го. У Не­го не зем­ле свое де­ре­во – виш­ня. Ста­ри­ки ко­гда-то так и го­во­ри­ли: «Бог виш­ню лю­бит». Да и для лю­дей это де­ре­во бы­ло свя­щен­ным. Ее цве­ту­щи­ми вет­ка­ми при­вет­ст­во­ва­ли на­сту­пив­шие вес­ну и ле­то. Из ме­да и ви­шен ва­ри­ли спе­ци­аль­ный ком­пот – «взвар» и пи­ли его, вспо­ми­ная сво­их пра­де­ду­шек и пра­ба­бу­шек. Ко­гда маль­чи­ки под­рас­та­ли  и при­хо­ди­ло им вре­мя за­щи­щать Ро­ди­ну, ма­мы про­во­жа­ли их сло­ва­ми: «Да со­хра­нит те­бя Выш­ний!» Ес­ли лю­ди же­ни­лись вес­ной, им на­де­ва­ли на го­ло­вы вен­ки из цве­тов виш­ни и же­ла­ли: «Пусть даст вам Выш­ний сча­стья, со­вет и лю­бовь!» Ну, а ко­гда лю­ди ста­но­ви­лись со­всем ста­рень­ки­ми и но­ги их уже пло­хо слу­ша­лись, то они вы­ре­за­ли се­бе пал­ку из виш­не­во­го де­ре­ва. Опи­ра­ясь на нее, хо­ди­ли по де­лам или друг к дру­гу в гос­ти. Еще ко­рой это­го свя­щен­но­го де­ре­ва ле­чи­лись от мно­гих бо­лез­ней: за­ва­ри­ва­ли ее и пи­ли этот вкус­ный и па­ху­чий чай. В об­щем, виш­ня – свя­щен­но­го де­ре­во бо­га Выш­не­го, бы­ла с людь­ми всю жизнь, от мо­ло­до­сти до ста­рос­ти.

Вы­шень – не са­мый из­вест­ный из рус­ских бо­гов. Ведь из «По­вес­ти вре­мен­ных лет» мы зна­ем име­на и дру­гих бо­гов, для по­чи­та­ния ко­то­рых ве­ли­кий князь Вла­ди­мир Свя­то­сла­вич уст­ро­ил в Кие­ве свя­ти­ли­ще. Как же то­гда с ут­вер­жде­ни­ем, что до при­ня­тия хри­сти­ан­ст­ва на­ши пред­ки по­кло­ня­лись од­но­му Бо­гу? А, ес­ли бы­ли и дру­гие, то кто из них глав­ный, а кто вто­ро­сте­пен­ный?

Это очень важ­ные во­про­сы, ко­то­рые за­ни­ма­ли умы мно­гих уче­ных на про­тя­же­нии сто­ле­тий. Все на­ча­лось с то­го, что в Древ­ним Ри­ме по­строи­ли храм Пан­те­он, что оз­на­ча­ет в пе­ре­во­де «все бо­ги». В этом хра­ме ус­та­нав­ли­ва­ли ста­туи бо­гов на­ро­дов, под­чи­нен­ных Рим­ской им­пе­ри­ей. За­тем воз­ник­ло по­ня­тие струк­ту­ры бо­гов, ко­гда во гла­ве се­мьи не­бо­жи­те­лей дол­жен был на­хо­дить­ся царь бо­гов – Гро­мо­вер­жец (у гре­ков – Зевс, у рим­лян – Юпи­тер). Чуть ни­же по по­ло­же­нию на­хо­ди­лась его же­на – Ге­ра или, со­от­вет­ст­вен­но в Ри­ме, — Юно­на. Не­сколь­ко в сто­ро­не пре­бы­ва­ли бра­тья и се­ст­ры Гро­мо­верж­ца. А даль­ше шли их де­ти – бо­ги­ня люб­ви, бог вой­ны, бо­ги­ня охо­ты, бог-куз­нец и все про­чие. Вот та­кая бы­ла схе­ма. Чьи бо­ги не впи­сы­ва­лись в нее, тот на­род счи­тал­ся от­ста­лым по­то­му, что не до­ду­мал­ся до по­доб­ной ие­рар­хии. Та­ким же об­ра­зом уче­ные пы­та­лись вы­стро­ить гер­ман­ским и кельт­ских бо­гов, но не очень-то у них по­лу­ча­лось: схе­ма ока­за­лась ис­кус­ст­вен­ной и не­жиз­не­спо­соб­ной. На­при­мер, скан­ди­на­во-гер­ман­ский вер­хов­ный бог Один (или Во­тан) не был гро­мо­верж­цем. Ему, ско­рее, при­ста­ло зва­ние чер­но­го кол­ду­на, ша­ма­на. Гро­мы и мол­нии ме­тал Тор, но он не был глав­ным бо­гом. У кель­тов и во­все не уда­лось оты­скать «са­мо­го-пре­са­мо­го» глав­но­го.

Еще ху­же об­стоя­ло де­ло со сла­вян­ской ми­фо­ло­ги­ей. На­ши бо­ги ни­как не по­лу­ча­лось сло­жить «куч­кой» и по­са­дить свер­ху «ца­ря го­ры». Кто ж у нас глав­ный, Пе­рун? Да ведь он вто­ро­сте­пен­ный бог, ку­да ему пра­вить!

Над этой про­бле­мой му­чал­ся еще Ло­мо­но­сов, ста­ра­ясь до­ка­зать не­мец­ким уче­ным, что мы то­же «не лы­ком ши­ты». Со­хра­ни­лись его чер­но­ви­ки, где Ми­ха­ил Ва­силь­е­вич из­вест­ный его ми­фо­ло­ги­че­ских пер­со­на­жей рас­по­ла­гал в стол­би­ки, где пер­вы­ми бы­ли рим­ские бо­ги, а вто­ры­ми – на­ши не­бо­жи­те­ли, им, яко­бы, со­от­вет­ст­вую­щие:

«Юпи­тер —  Пе­рун

Юно­на  —  Ко­ля­да

Неп­тун  —  Царь мор­ской

Три­тон —   Чу­да мор­ские

Ве­не­ра  —  Ла­да…»

Ни­че­го не по­лу­ча­лось. Во-пер­вых, Пе­рун по сво­ему по­ло­же­нию во­все не царь бо­гов, Ко­ля­да – муж­чи­на, Ла­да не толь­ко бо­ги­ня люб­ви, но и се­мей­но­го сча­стья, что не свой­ст­вен­но вет­ре­ной кра­сот­ке Ве­не­ре. Даль­ше и во­все ни­как: с кем срав­нить Мать Сы­ру Зем­лю, с Де­мет­рой? А кто ж то­гда ее дочь, Пер­се­фо­на, бо­ги­ня зла­ков и, по со­вмес­ти­тель­ст­ву, вла­ды­чи­ца под­зем­но­го ми­ра? Не­у­же­ли мы, и вправ­ду, не впи­сы­ва­ем­ся в рим­скую схе­му, нет у нас сво­его пан­те­о­на бо­гов и по­то­му на­ших пред­ков сле­ду­ет счи­тать ди­ка­ря­ми?

Зря так огор­чал­ся Ло­мо­но­сов. В его вре­ме­на мно­гое из того, что от­кры­то нам се­го­дня, бы­ло не из­вест­но. Че­го же не знал Ло­мо­но­сов? Во-пер­вых, то­го, что боль­шин­ст­во гре­че­ских и все рим­ские бо­ги бы­ли за­им­ст­во­ва­ны у на­ших с ва­ми пред­ков. Гре­ки, не де­лая из это­го сек­ре­та, взя­ли их у сво­их пред­ше­ст­вен­ни­ков по Пе­ло­пон­не­су, пра­сла­вян-пе­лас­гов. Так, на­при­мер, гро­мо­вер­жец Дый пре­вра­тил­ся в Зев­са, а ги­пер­бо­рей­цы брат и се­ст­ра Апол­лон и  Ар­те­ми­да, Вол­чий пас­тырь и Мать-мед­ве­ди­ца, за­ня­лись ис­кус­ст­вом и охо­той.

Рим­ля­не точ­но так же по­сту­пи­ли со свои­ми учи­те­ля­ми эт­ру­ска­ми, так же на­ши­ми пред­ка­ми, пе­ре­се­лив­ши­ми­ся в италь­ян­ский край Апу­лию из Ма­лой Азии (ны­неш­няя Тур­ция). Эт­рус­ский гро­мо­вер­жец Тин стал у рим­лян Юпи­те­ром, его же­на Уни, слег­ка из­ме­нив имя, пре­вра­ти­лась в Юно­ну. Муд­рая де­ва-вои­тель­ни­ца Мен­рве – Ми­нер­вой (у гре­ков это – Афи­на), си­лач Херк­ле – по­лу­бо­гом Ге­рак­лом.

Вто­рой сек­рет, не­ве­до­мый в Рос­сии XVIII ве­ка, со­сто­ял в том, что на­ши пред­ки, ко­то­рые жи­ли не по бе­ре­гам Сре­ди­зем­но­го мо­ря, а на ев­ра­зий­ских про­сто­рах, со­хра­ни­ли бо­лее древ­нюю и муд­рую ве­ру. У на­ших пред­ков бо­же­ст­вен­ный сын не бо­рол­ся с от­цом за власть над ми­ром, не бы­ло у нас Зев­са под­няв­ше­го ру­ку на Кро­но­са (тот, в свою оче­редь, изу­ро­до­вал соб­ст­вен­но­го от­ца Ура­на, де­да Зев­са). В рус­ской ми­фо­ло­гии отец и его де­ти бы­ли не­раз­де­ли­мы, они ос­тав­ля­ли еди­ное це­лое и по­том­ки со­став­ля­ли про­дол­же­ние сво­его пред­ка. У них, дей­ст­ви­тель­но, бы­ли раз­ные име­на, но все на­ши бо­ги бы­ли еди­ным су­ще­ст­вом, еди­ным Бо­гом. А лю­ди – пра­вну­ки Сва­ро­га, со­став­ля­ли часть этой се­мьи. Сю­да же ор­га­нич­но вхо­ди­ли и все яв­ле­ния ок­ру­жаю­ще­го ми­ра, соз­дан­ные Твор­цом. Все это было похоже на могучее древо,где листья,ветви,корни и мощный ствол составляют один организм. Сможет ли лист спорить с ветвью,на которой вырос?По силам ли ветке соперничать со стволом?

На­вер­ное, труд­но сей­час пред­ста­вить, что не­ко­гда мир был не­раз­де­лен­ным, что всё и все на­хо­ди­лись в нем в един­ст­ве, а по­то­му в нем ца­ри­ли тишь и бла­го­дать,все в нем было ладно и дела шли на лад. Что ж,к этому нужно привыкнуть.

Важ­но ска­зать еще вот что. Сей­час мно­гие ав­то­ры, не ос­тав­ляя идеи вы­стро­ить на­ших бо­гов в ряд, пы­та­ют­ся со­чи­нить для на­ших пред­ков ве­ру, о ко­то­рой те и слы­хом ни слы­хи­ва­ли. Мы ни­че­го при­ду­мы­вать, как это ни за­ман­чи­во, не ста­нем, а бу­дем рас­ска­зы­вать вам лишь то, о чем из­вест­но достоверно. Даже ес­ли это по­ка­жет­ся стран­ным и не­при­выч­ным.

Ну, а по­ка про­дол­жим рас­сказ о бо­же­ст­вен­ных де­ревь­ях. И начнем  с са­мо­го мо­гу­че­го – ве­ко­во­го ду­ба, вос­пе­то­го Алек­сан­дром Сер­гее­ви­чем Пуш­ки­ным:

— У Лу­ко­мо­рья дуб зе­ле­ный,

Зла­тая цепь на ду­бе том,

И днем и но­чью кот уче­ный

Все хо­дит по це­пи кру­гом…

Дуб в древ­ние вре­ме­на был де­ре­вом «де­да бо­гов» — Сва­ро­га, а по­том пе­ре­шел по на­след­ст­ву к его сы­ну, бо­гу гро­ма Пе­ру­ну. Ду­бо­вые ро­щи – дуб­ра­вы, бы­ли свя­щен­ны­ми для на­ших пра­де­ду­шек и де­ре­вья там нель­зя бы­ло ру­бить ни в ко­ем слу­чае. Ду­бы там стоя­ли и сто, и две­сти лет, по­ка са­ми не уми­ра­ли от ста­рос­ти. Ос­та­вал­ся толь­ко по­зе­ле­нев­ший от древ­но­сти ствол. К не­му от­но­си­лись с осо­бым поч­те­ни­ем, как к му­дро­му ста­ри­ку. Бо­га­ты­ри де­ла­ли из ве­ток ду­ба па­ли­цы, ко­то­ры­ми би­ли вра­гов. Из ко­ры и ли­сть­ев ду­ба ва­ри­ли ле­кар­ст­ва, из ду­бо­вых «яб­ло­чек», ко­то­рые рас­тут на ли­сть­ях это­го де­ре­ва, по­лу­ча­ли чер­ни­ла. В ста­ри­ну из же­лу­дей ва­ри­ли ко­фе и еще уме­ли де­лать из них вкус­ное пе­че­нье. Из ко­ры де­ре­ва по­лу­ча­ли спе­ци­аль­ные ве­ще­ст­ва, ко­то­ры­ми об­ра­ба­ты­ва­ли ме­ха и ко­жи, что­бы сде­лать из них дуб­лен­ки. И се­го­дня еще мож­но уз­нать по на­зва­ни­ям го­ро­дов те мес­та, где ко­гда-то на­хо­ди­лись свя­щен­ные дуб­ра­вы. От ре­ки Дуб­на, впа­даю­щей в Вол­гу, на­чи­на­ет­ся ка­нал име­ни Мо­ск­вы. А на бе­ре­гу са­мой ре­ки Вол­ги сто­ит слав­ный го­род Ду­бов­ка. Есть в Бе­ло­рус­сии го­род Дуб­ров­но, на Ук­раи­не – Дуб­ля­ны, Дуб­но, Дуб­ро­ви­ца, в Мол­да­вии – Ду­бос­са­ры, в Хор­ва­тии – Дуб­ров­ник.

А вот дру­гое де­ре­во, ли­па, бы­ло по­свя­ще­но бо­ги­ни люб­ви кра­са­ви­це Ла­де. Эти де­ре­вья вы­са­жи­ва­ли кру­га­ми – по­лу­ча­лось что-то вро­де пар­ка-ла­би­рин­та. Ту­да хо­ди­ли со­би­рать аро­мат­ный цве­ты ли­пы и зи­мой до­бав­ля­ли их в чай. И ле­чи­лись этим ча­ем от про­сту­ды. Ну, а ли­по­вый мед и се­го­дня счи­та­ет­ся са­мым вкус­ным и по­лез­ным.

Боль­ше все­го на­ши пред­ки лю­би­ли бе­ре­зу – свя­щен­ное де­ре­во бо­га Се­марг­ла. Ее ук­ра­ша­ли лен­та­ми и цве­та­ми, хо­ди­ли во­круг нее хо­ро­во­ды, пе­ли пес­ни, ве­ша­ли на нее оре­хи и сла­до­сти для де­тей.

Свя­щен­ным де­ре­вом на Ру­си бы­ла ка­ли­на, пе­ли о ней пес­ни: «Ка­лин­ка-ма­лин­ка моя». Ее лю­би­ли все, а из ее ягод де­ла­ли ва­ре­нье, пас­ти­лу, су­ши­ли их и кла­ли в пи­ро­ги.

Бо­гам бы­ли по­свя­ще­ны мно­гие тра­вы. Осо­бен­но те, из ко­то­рых го­то­ви­ли свя­щен­ный «сол­неч­ный» на­пи­ток – су­ря­ни­цу или квас. По­том за­бы­ли, из ка­ких трав на­до ва­рить су­ря­ни­цу и ста­ли ис­поль­зо­вать хлеб. То­же по­лу­ча­лось вкус­но. Сей­час квас го­то­вят из кон­цен­три­ро­ван­ных про­дук­тов и по­лу­ча­ет­ся уже не очень вкус­но. И, ко­неч­но, в та­ком на­пит­ке нет уже со­всем ни­че­го свя­щен­но­го.

—————————

Выш­ний – в рус­ской ми­фо­ло­гии древ­ней­ший бог, соз­да­тель Все­лен­ной, пра­ро­ди­тель всех бо­гов. В «Сло­ва­ре жи­во­го ве­ли­ко­рус­ско­го язы­ка» Вла­ди­ми­ра Да­ля на­пи­са­но: «Выш­ний, кто или что вы­ше. Выш­ний, Все­выш­ний, Бог». Об этом су­ще­ст­ву­ет по­сло­ви­ца: «Бой­ся Выш­не­го, не го­во­ри лиш­не­го», то есть —  не лги. Слы­шит­ся имя это­го бо­га и в дру­гих по­го­вор­ках: «Вы­ши­на гор и глу­би­на мо­рей — все Бо­жье де­ло» или —  «до ца­ря да­ле­ко, до Бо­га вы­со­ко». Для на­ме­ст­ни­ка Бо­га на зем­ле, им­пе­ра­то­ра, су­ще­ст­во­вал ти­тул, под­чер­ки­ваю­щий его вы­со­ту над людь­ми – ва­ше им­пе­ра­тор­ское вы­со­че­ст­во.

Сва­рог – сын Выш­ня, бог не­ба – Свар­ги, в сказ­ках – «Ста­рик». Сва­рог свар­га­нил Свар­гу – соз­дал не­бес­ный мир бо­гов. Свар­га­нить – то же, что и сва­рить, из­го­то­вить с при­ме­не­ни­ем ог­ня, ино­гда — об­жечь­ся. На­при­мер, го­во­ри­ли, что «вес­ною солн­це ли­цо сва­рит, обож­жет».

Пе­рун — бог гро­зы ин­до­ев­ро­пей­ской и сла­вян­ско-рус­ской ми­фо­ло­гии. В IX-X ве­ках на Ру­си — по­кро­ви­тель кня­зя и дру­жи­ны, гла­ва язы­че­ско­го пантеона. В сло­ва­ре Да­ля опи­са­на его внеш­ность: «в Бе­ло­рус­сии его опи­сы­ва­ют: это вы­со­кий, пле­чи­стый го­ло­вач, чер­но­во­лос, чер­но­глаз, бо­ро­да зо­ло­тая, в пра­вой ру­ке лук, в ле­вой кол­чан со стре­ла­ми; он ез­дит по не­бу в ко­лес­ни­це, пус­ка­ет ог­нен­ные стре­лы». В тех же кра­ях, ко­гда ру­га­ют­ся, го­во­рят: «А что б те­бя Пе­рун уда­рил!» Ес­ли же за­слы­шат ка­кой-то шум, вос­кли­ца­ют: «Ка­кой там Пе­рун сту­чит?!» Пе­ру­ном на­зы­ва­ли так же гром или молнию. Михаил Ва­силь­е­вич Ло­мо­но­сов пи­сал: «Кру­гом его, из об­ла­ков, гре­мя­щие пе­ру­ны бле­щут». Ме­ж­ду тем, зна­че­ние име­ни это­го бо­га дол­гое вре­мя ос­та­ва­лось неясным. Владимир Ива­но­вич Даль пред­по­ла­гал: «Ес­ли пе­рун од­но­го кор­ня с прах, пер­хоть, персть, то оз­на­ча­ет ис­тре­би­те­ля, ис­пра­ши­те­ля; ес­ли от пе­реть, пря, то — по­пи­ра­те­ля или вои­те­ля. Ме­ж­ду тем, что­бы по­нять смысл ка­ко­го рус­ско­го сло­ва мож­но срав­нить его со зна­че­ния­ми в род­ст­вен­ных ин­до­ев­ро­пей­ских языках. Так, на­при­мер, ин­до­ев­ро­пей­ский ко­рень «пер» оз­на­ча­ет – «чу­до», древ­ние ир­ланд­цы на­зы­ва­ли не­бо — «спейр». То есть, мож­но понять, что имя Пе­ру­на, ско­рее все­го, оз­на­ча­ет — «чу­до в не­бесах». Кроме того, на общем языке индоевропейцев слово «перк» означало дуб. Литовцы Перуна называли Перкунасом, а славяне поклонялись Перуну у его священного дерева, дуба. На юге Россииговорили «дать дуба» вместо – умереть или отдать Богу душу. Слово «смерть», «умереть» нельзя было произносить вслух, иначе она могла прибыть раньше времени: как скажешь,так и произойдет. «Дал дуба» говорили о мужчине, к женщинам это понятия не применялось. Буквально это означало, что душа,взойдя по дубовому стволу,оказывалась в небесном царстве у Перуна. У скандинавов небесная обитель павших героев называлась Вальхаллой и ее властелином был верховный бог Один. У русов царство небесное имело собственное название – Синяя Сварга.

Ла­да – в рус­ской ми­фо­ло­гии «пра­ро­ди­тель­ни­ца ми­ра», в сказ­ках – «Ба­буш­ка». Не смот­ря на поч­тен­ный воз­раст, Ла­да со­хра­ня­ла мо­ло­дость и кра­со­ту, бы­ла бо­ги­ней люб­ви и кра­со­ты. Ла­да­ми на Ру­си на­зы­ва­ли лю­би­мых, супругов. В «Сло­ве о пол­ку Иго­ре­ве» го­рюя, вос­кли­ца­ет: «Уже на­ми сво­их ми­лых лад ни мыс­лю смыс­ли­ти!» — то есть, уже не уви­дим сво­их му­жей жи­вы­ми. Она уко­ря­ет Солн­це за то, что оно не­ми­ло­серд­но пе­чет рус­ских вои­нов: « Че­му, гос­по­ди­не (т. е. солн­це), про­стре го­ря­чую свою лу­чу на ла­де вои?» Ла­дить свадь­бу что-ни­будь оз­на­ча­ло го­то­вить ее. Ладить с кем-то – зна­чит, жить в ми­ре и согласии. Ладный че­ло­век – строй­ный, красивый. О не­ка­че­ст­вен­ном из­де­лии (или че­ло­ве­ке) го­во­ри­ли: «Не лад­но скро­ен да креп­ко сшит». Ко­гда с чем-то со­гла­ша­ют­ся, го­во­рят: «Лад­но!» Ну, а про­кли­на­ют сло­ва­ми: «Будь ты не­ла­ден!»

Се­маргл – кры­ла­тый бог рас­ти­тель­но­сти и весны. В по­сле­дую­щих гла­вах мы рас­ска­жем о нем под­роб­нее.

Су­рья – об­ще­арий­ский бог Солн­ца. В его честь из трав ва­ри­ли свя­щен­ный на­пи­ток – су­ря­ни­цу, ко­то­рый ин­дий­цы на­зы­ва­ли со­мой, а рус­ские в бо­лее позд­ние вре­ме­на – ква­сом, пе­ре­име­но­ван­ным в честь дру­го­го бо­га, Ква­су­ры (в ми­фах скан­ди­на­вах – Ква­сир). Имя Су­рьи со­хра­ни­лось так же в рус­ском во­ин­ском кли­че. Сна­ча­ла он зву­чал — «су­ра», за­тем про­сто – «ура».

Ми­ро­лю­бов пи­шет: «На юге Ру­си ле­том де­ла­ли квас из кат­ра­на, огу­реч­ной тра­вы и крас­но­го кле­ве­ра («лю­цер­ны») с ов­ся­ной со­ло­мой. Все это вме­сте за­ва­ри­ва­ли, а за­тем за­прав­ля­ли дрож­жа­ми. На­пи­ток по­лу­чал­ся креп­кий, ки­сло­ва­то-горь­ко­ва­тый. Ко­гда же не бы­ло вре­ме­ни, про­сто на­ли­ва­ли во­ды на кус­ки хле­ба и де­ла­ли кис­лый квас — «Су­ро­вец».

Име­на бо­гов в гео­гра­фи­че­ских на­зва­ни­ях.

Име­на древ­них бо­гов за­пе­чат­ле­ны во мно­гих гео­гра­фи­че­ских на­зва­ни­ях. Имя Выш­ня, на­при­мер,в древ­нем  Вы­шго­ро­де (в ле­то­пи­сях упо­ми­на­ет­ся с 946 го­да) на Ук­раи­не, в 18 ки­ло­мет­рах от Кие­ва. Имя его сы­на, Сва­ро­га, за­пе­чат­ле­но в на­зва­нии поль­ско­го го­ро­да  Сва­ро­жи­на, что вбли­зи Гдань­ска. В Бол­га­рии есть ста­рое се­ли­ще Пе­рун­град и  гор­ная вер­ши­на Пе­рун. В этом ря­ду на­хо­дят­ся го­род Пер­ник, ко­то­рый из­на­чаль­но Пе­ру­ни­ком. О Ве­ле­се нам на­по­ми­на­ют Во­ло­сов Яр в Вин­ниц­кой об­лас­ти Ук­раи­ны, Во­ло­со­ва ули­ца в Нов­го­ро­де, ре­ка Ве­ле­са, впа­даю­щая в За­пад­ную Дви­ну. На Вла­ди­мир­ской зем­ле не­ко­гда был Во­ло­сов-Ни­ко­ла­ев­ский мо­на­стырь, по­стро­ен­ный на мес­те Ве­ле­со­ва тор­жи­ща. Имя бо­га бес­ша­баш­ной мо­ло­до­сти и веш­не­го солн­ца, Яри­лы слы­шит­ся в Яри­ло­вом По­ле, что в Ко­ст­ро­ме, Яри­ло­вой Ро­ще под Ки­неш­мой, се­ле Яри­ло­во в До­ро­го­бу­же, Яри­ло­ви­чах в Тих­вин­ском и Вал­дай­ском уез­дах и  Яри­ло­вой До­ли­не, око­ло го­ро­да Вла­ди­ми­ра. Мо­кошь, по­кро­ви­тель­ни­ца жен­щин, ос­та­ви­ла па­мять по се­бе на зем­лях за­пад­ных сла­вян, в Мо­ко­шин-Вер­хе, а на юге Сла­вии, в Хор­ва­тии есть се­ло Мо­ко­ши­ца и те­чет ре­ка Мо­кошь.

(На­зва­ния бо­же­ст­вен­ных де­ревь­ев в гео­гра­фии): Дуб­на – ре­ка и го­род в Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции, в Мо­с­ков­ская об­лас­ти. Ме­ж­ду­на­род­ный Объ­е­ди­нен­ный ин­сти­тут ядер­ных ис­сле­до­ва­ний. У Дуб­ны на­чи­на­ет­ся ка­нал име­ни Мо­ск­вы, при­стань Боль­шая Вол­га. Ду­бов­ка — го­род в Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции, в Вол­го­град­ской об­лас­ти, при­стань на ре­ке Вол­ге, у Вол­го­град­ско­го во­до­хра­ни­ли­ща, в 50 ки­ло­мет­рах от Вол­го­гра­да. Дуб­ров­но — го­род (с 1773) в Бе­ло­рус­сии, в Ви­теб­ской об­лас­ти. Из­вес­тен с 16 ве­ка.Дуб­ля­ны — го­род на Ук­раи­не, в  Львов­ской об­лас­ти.Дуб­но — го­род на Ук­раи­не, в  Ро­вен­ской об­лас­ти. Из­вес­тен с 1100 го­да. В го­ро­де со­хра­ни­лись за­мок и дво­рец кня­зей Ост­рож­ских (15-17 ве­ков), дво­рец Лю­бо­мир­ских (18 век) и дру­гие ар­хи­тек­тур­ные па­мят­ни­ки.Дуб­ро­ви­ца — го­род на Ук­раи­не, в Ро­вен­ской об­лас­ти, на ре­ке Го­рынь. Из­вес­тен с 12 ве­ка.Ду­бос­са­ры — го­род в Мол­да­вии, на ле­вом бе­ре­гу ре­ки Днестр.Дуб­ров­ник — го­род в Хор­ва­тии, порт и ку­рорт на Ад­риа­ти­че­ском мо­ре. Ос­но­ван в 7 в., был за­се­лен сла­вя­на­ми. В сред­ние ве­ка центр Дуб­ров­ниц­кой рес­пуб­ли­ки. В 15-17 вв. куль­тур­ный и на­уч­ный центр на Бал­ка­нах («Сла­вян­ские Афи­ны»).

———————

(Троицкие песни о деревьях).

О дубах и березах:

Не радуйтесь, дубы,

Не радуйтесь, зеленые!

Не к вам девушки идут,

Не к вам красные;

Не вам пироги несут,

Лепешки, яичницы.

Ио, ио, семик, да Троица!

Радуйтесь, березы,

Радуйтесь, зеленые!

К вам девушки идут,

К вам красные;

К вам пироги несут,

Лепешки, яичницы.

Ио, ио, семик да Троица.

О липе:

Ай, во поле, ай, во поле,

Ай, во поле липинька!

Под липою, под липою,

Под липою бел шатер,

Во том шатре, во том шатре,

Во том шатре стол стоит,

За тем столом, за тем столом,

За тем столом девица

Рвала цветы, рвала цветы,

Рвала цветы со травы.

Вила венок, вила венок,

Вила венок с огороды…

 

О березе:

Береза моя, березонька!

Береза моя белая,

Береза моя кудрявая.

Стоишь ты, березонька,

Осередь долинушки.

На тебе, березонька,

Трава шелковая.

Близ тебя, березонька,

Красны девушки

Семик поют.

Под тобою, березонька,

Красны девушки

Венок плетут.

Что не белая березонька

К земле клонится;

Не шелкова травонька

Под ней расстилается;

Не бумажны листочки

От ветру раздуваются.

Под этой березонькой

С красной девицей

Молодец разговаривает.

(Пословицы о деревьях). Вишня: «Сладко вишенье, да барско кушанье. С барами не ешь вишенья, костьми забросают»

 Дуб: «Держись за дубок: дубок в землю глубок», «велик дуб, да дупляст, а мал дуб, да здоров», «ты ему про дубовый, а он свое: осиновый де крепче!»

Липа. Загадка: «Сам дубовый, пояс вязовый, нос липовый? Ответ —  бочка, обручи, гвоздь.

Береза: «Береза не угроза: где стоит, там и шумит».

Квас: «и худой квас лучше хорошей воды», «ешь щи с мясом, а нет, так хлеб с квасом», «у нашего хозяина два кваса: один как вода, а другой пожиже».

Добавить комментарий