Секст Эмпирик

Еще раз подчеркну,что не мой – отвергнутый заказчиком,сценарий был записан и прозвучал в эфире.

Секст Эмпирик

Сценарий радиопостановки

Персонажи:

  1. Рассказчик
  2. Друг рассказчика
  3. Продавец уцененных книг на улице
  4. Секст Эмпирик – греко-римский философ.

——————–

Рассказчик: – Добрый вечер. Сегодня я хотел бы рассказать о своем друге. У него, как и у многих из нас, есть свои странности. Например, он убежден, что не мы выбираем книги, которые собираемся прочитать. А сами книги выбирают нас для того, чтобы направить наши мысли в определенное русло. Книги будто подсказывают нам, как нужно жить дальше. Кончится этот период нашей жизни, и будто бы случайно мы заметим еще одну книгу в такой привлекательной обложке, что просто невозможно будет не взять её в руки, чтобы открыть и пролистать. А пролистав, и выхватив пусть даже случайную фразу, мы поймем, что книга эта и интересная, и нужная. И что её нельзя не купить. И вот однажды на книжном развале, где продают уцененные книги, моему приятелю попался труд Секста Эмпирика – философа, о котором он не слышал раньше…

(Шумы улицы:– шаги прохожих, чьё-то покашливание, обрывок разговора – «Не скажите, как пройти…» – «Ой, не знаю, я не местный»…; проезжают машины, раздраженно сигналят)

Друг рассказчика (продавцу): – Это вы продаете книги? Можно взглянуть?

Продавец: – Мне-то что? Смотрите.

Друг рассказчика: – Вон у вас стоит «Секст Эмпирик». Это о чем?

Продавец: – А я откуда знаю? Мне привозят, я продаю всё, что в магазинах не раскупили.

Друг: – Почему не купили, бракованные, что ли?

Продавец: – Да нет. Просто не пользуются спросом. Стоят на полках, пылятся, никто на них даже не смотрит, только место занимают. (Меняя тон, агрессивно)  Ну, так что, будете брать или вы так, для завязки разговора? А то есть такие, зубы заговорят, а сами – хвать книжку под полу, и бежать.

Друг: – Нет, нет, что вы! Давайте, дома прочитаю, разберусь, что к чему.

Продавец: – Ну, то-то…

(Шумы улицы отдаляются, хлопнула дверь, звякнули ключи – Друг рассказчика пришел домой)

Друг: – Ну, вот я и дома. Теперь можно не спеша рассмотреть покупку.

(Листает страницы) – Так… Секст – значит «шестой». А Эмпирик – это…что-то знакомое…Эмпирический? Нет, не помню. Посмотрю в словаре.

(Листает) – А, вот! (читает) – Эмпиризм, эмпирицизм от древне-греческого – опыт) — это направление в теории познания, признающее опыт единственным источником достоверного знания.

— Значит, Секст Эмпирик – это что-то вроде: Шестой… Опытный! (смеется)

Секст: – Секст – имя, оно не переводится. Эмпирик – врач. Никогда не высказывай определенных суждений о явлениях, если не знаешь точно  причины их породившей. Можешь оказаться в глупом положении.

Друг (испуганно): – Кто? Что?…

Секст: – Можешь считать, что с тобой разговаривает книга, которую написал, как ты выразился (иронично) –  Шестой Опытный.

Друг: – Книги не одушевленные, они не могут говорить.

Секст: – И вновь повторю: никогда не высказывай определенных суждений. Я знаю, что у вас есть, так называемые, аудиокниги. И они говорят.

Друг:- Да нет, ты не понимаешь. Это не книга, а актер прочитал текст…

Секст: – Возможно, что я не прав. Никогда нельзя ни в чем быть до конца уверенным. Но я слышу, что ты споришь со мной. Этот опыт показывает, что не только книги говорят, но и читатели с ними разговаривают.

Друг: – Ну да, в общем да, наверное.

Секст: – Вот и ты теперь не уверен. Возможно, из тебя получится скептик.

Друг: – Скептик? Но это кто такой?.. Он ни во что не верит, во всем сомневается.

Секст: – Что ты знаешь о философском направлении скепсиса?

Друг: – Да, в общем, ничего.

Секст: – И это правильный ответ. Ты на верном пути.

Друг: – Что ты имеешь в виду? То, что я честно признался в том, что ничего не знаю о скептицизме? Или то, что я ничего не знаю?

Секст: – И то, и другое.

Друг: – Но, если ничего не знать, то ничего и сделать нельзя?

Секст: – Именно в этом нас, скептиков, чаще всего и обвиняли. Мы будто бы утверждаем, что в мире всё ложно и потому ничего понять нельзя.

Друг: – А что вы на самом деле говорили?

Секст: Мы говорили, что в мире всё ложно и, одновременно, правдиво. Мы не можем знать причин всего, что происходит вокруг нас. Если кто-то утверждает, что ему известно отчего, что и как происходит, – он явно лжет. Но мы можем наблюдать проявления этих причин. И вот о них-то можем судить правдиво.

Друг: – Причины, явления.… Нет, для меня это слишком сложно. Нельзя  ли объяснить как-нибудь попроще.

Секст: – Вероятно, для всех явлений в нашем мире существуют определенные причины. Иначе мир бы погрузился в хаос.  Если бы не было причин, то всё происходило бы из всего, и как придется. Так, от лошадей рождались бы мыши.

Друг: – Как? Что за бред?!

Секст: – А почему бы и нет? Если нет известной нам причины, отчего у лошадей должны рождаться жеребята, то почему бы им не плодить мышей? Или в чем причина, что  муравьи не рождают слонов?

Друг: Слоны – огромные! И муравьишки – так, наступишь и не заметишь. Это ж и так понятно.

Секст: – Никому ничего заведомо не понятно. По этой логике получается, что причина того, что муравьи не рождают слонов только в размерах тех и других? А если бы у нас водились огромные муравьи и маленькие слоники, то тогда муравьи могли бы стать родителями слонов?

Друг: – Нет, наверное. Они же такие разные. Но ведь известно, что дети всегда похожи на своих родителей.

Секст: – Готов ли ты нести ответственность за свои слова? Можешь ли отличить зародыш крысы от зародыша другого животного, скажем, свиньи?

Друг: – Не знаю. Может быть, и не смог бы.

Секст: – Скорее всего, не смог бы. Потому что у тебя нет опыта сравнения таких малюток. Ты ведь, я думаю, не ветеринар?

Друг: – Нет, я не ветеринар.

Секст: – И, не смотря на это, ты уверенно говорил о том, у какого животного какие бывают малыши.

Друг: – Приходится доверять опыту других людей. Ведь не могу же на своём опыте познать всё! Для этого и целой жизни мало!

Секст: – А надо ли тебе знать всё?

Друг: – Любопытство – это обычное свойство людей. Мы всегда хотим знать что, отчего, почему, зачем и как? Разве в этом отношении скептики отличаются от других людей?

Секст: – Конечно, это вполне понятное желание – знать всё! Но возможно ли это? Не случится ли так, что в этой погоней за недостижимой целью ты начнешь выдавать желаемое за действительное? Начнешь определенно судить о том, о чем и понятия не имеешь? Да просто станешь обманывать людей, а они будут верить, что тебе ведомо то, что сокрыто от них. Станут пользоваться твоим мнимым опытом и хлебнут горя!

Друг: – Если, как сказал Козьма Прутков, нельзя объять необъятное, то есть,  мир непознаваем, то, что же в нем делать? Сидеть, сложа руки и ждать, когда придет конец этой скучной жизни?

Секст: —  Ваш философ Прутков был прав, когда учил, что нельзя объять необъятное, то есть, что нельзя понять причины всего, происходящего вокруг нас. Мы живем среди проявлений  – или явлений, этих причин. И даже если эти явления переменчивы и зачастую нам только кажутся, мы всё же, исходя из нашего опыта, можем не только ориентироваться в них, но и жить счастливо.

Друг:  – Счастливо – это как? С точки зрения скептиков, конечно.

Секст: –  Нужно жить счастливо и безмятежно, бодро встречая неизбежное и быть свободным от мнения, по которому что-либо считается злом или благом.

Можно сказать иначе: нужно следовать за явлениями, радоваться той жизни, которая у нас есть, а не той,  которая у нас могла бы быть.

Друг: – То есть, никому и ничему не завидовать?

Секст: – Можно сказать и так. Не стоит завидовать богачам, ведь мы не знаем их жизни. Может быть, это они должны завидовать нам. Но это далеко не все принципы, которым должны следовать скептики.

Друг: – Не расскажешь ли о них?

Секст: – Охотно. Первый принцип – это невозмутимость. Всякому «да» соответствует, столь же аргументированное, «нет». И оба утверждения правы. Мы же воздерживаемся как от одного, так и от другого. Отсюда – второй принцип – терпимость. Ничему не верить и ничего не отвергать. Третье – осторожность. Не следует совершать поступки, результат которых не известен.

Друг: – У нас говорят: не зная броду, не суйся в воду.

Секст: – Учение скепсиса советует совершать такие действия, которые ведут к желаемому результату самым коротким путем.

Друг:- Ну да, из пункта А в пункт Б кратчайший путь – по прямой…

Секст: – Следующий принцип – самосовершенствование. Наблюдай за окружающим миром, делай выводы и тогда, быть может, ты лучше поймешь причины, вызывающие сходные явления. Сравнивай критически свой опыт с опытом других людей. Будь честным!

Друг: – Ну, это понятно.

Секст: – Не всегда и не всем. Иначе не было бы на Земле нечестных людей. Честность – это доверие. Если я с тобой всегда буду честным, то и ты мне ответишь тем же. Может случиться, что взаимное доверие – будет единственным, на что можно опереться в этом ненадежном мире. И последнее – власть. Мы считаем, что у власти должны находиться скептики.

Друг: – Так вот к чему вы на самом деле стремитесь!

Секст: – Власть важно не сама по себе. Править должны люди, которые могут взвесить все «за» и «против» и принять решение, приемлемое для всех.

Друг: – Ну, это общие правила для всех скептиков, а есть ли у тебя, Секст Эмпирик, собственные  мысли и соображения.

Секст: – Я уже сказал, что мы избегаем конкретных суждения. Но всё же, я выскажу одно. Жернова Божьей мельницы мелют медленно, но зато дают муку высшего сорта.

Друг: – И что же означают твои слова?

Секст: – Если ты о чем-то попросишь у своих богов…

Друг (поправляет): – Бога.

Секст: – Если ты о чем-то попросишь у своего Бога, то просьба твоя не будет тут же, немедленно, как ты и хотел, удовлетворена. Пройдет какое-то время, и ты уже начнешься впадать в уныние, как вдруг всё произойдет и случится  самым счастливым для тебя образом. Значительно лучше, чем ты просил и мечтал.

Друг: – Сейчас ты рассуждаешь совсем не как скептик!

Секст (голос его микшируется): – Что ж, скептики – обыкновенные люди и ничто человеческое нам не чуждо…

(Резкий трезвон будильника)

Друг: – А? Что? Где?.. Фуф, оказывается, я заснул с раскрытой книгой в руках! Ну и сон же мне приснился!

Рассказчик: – Да, беседа моего друга с Секстом Эмпириком произошла во сне. Ну, а мне осталось только досказать то, о чем не было сказано в сновидении. Секст Эмпирик – грек, философ-скептик  и врач. Время его жизни – второй, начало третьего века нашей эры. Место жизни – Александрия и Рим. Ему принадлежат две книги «Пирроновы положения» и «Против ученых». В них он последовательно излагает учение скептиков. Скептицизм Секста Эмпирик получил дальнейшее развитие в трудах таких мыслителей как Мишель Монтень, Давид Юм и  Бертран Рассел. Более того, положения скептицизма легли в основу методологии современной науки. И это не удивительно, ведь само название этого философского течения переводится как – рассматривание, исследование. А что может быть важнее для ученого как отсутствие тенденциозности и объективное изучение полученных данных?

(Конец)

Автор – Виктор Калашников

Секст Эмпирик: 3 комментария

  1. Уведомление: «Учители. Мыслители. Пророки» | Русь Великая

Добавить комментарий